• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
16 Август 2017

Партбилет в 16 лет

  • Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF
  • Эл. почта

Государственная Дума 15 сентября рассмотрит законопроект, снижающий возрастной ценз для вступления в политические партии до 16 лет. Политики и эксперты рассказали изданию о том, стоит ли открывать подросткам дорогу в большую политику.

 

Увести детей с улиц

В современном мире молодость длится дольше — зачастую лишь к 30 годам люди созревают для взрос­лой ответственной жизни. С другой стороны, стремительное развитие технологий, особенно Интернета и соцсетей, вовлекает молодых людей в активную общественную жизнь на самых ранних порах — ещё со школьной скамьи. Свидетельство тому — недавние протестные вы­ступления, собравшие немало юных участников. Например, в ходе несанкционированного митинга 26 марта в Москве полицейские задер­жали 1043 человека, из которых 75 оказались несовершеннолетними. На аналогичной акции 12 июня за­держанных подростков, по данным Национальной гвардии, оказалось ещё больше — 136 человек.

Очевидное вовлечение в полити­ческую деятельность юных граждан привлекло пристальное внимание к этой теме со стороны государ­ства. После прошедших в разных городах страны протестных акций Следственный комитет вызывал их несовершеннолетних участников вместе с родителями на допросы, региональные и местные власти поручили школам проводить разъ­яснительные беседы с учащимися, а политики федерального уровня озаботились проблемой законода­тельного регулирования митинго­вой активности.

 

«Дети и подростки не должны участвовать в массовых акциях протеста, не согласованных с властями», — заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, поручив начать проработку данного вопроса профильным комитетам палаты регионов. По её мнению, молодёжь необходимо мотивировать на политическую активность, прививая молодым людям ответственность за будущее страны, однако с несовершеннолетними ситуация иная — ни один родитель не будет спокоен, если его ребёнок пойдёт на несанкционированный митинг, где могут возникнуть угрозы его здоровью и жизни. «Это очень опасно, — сказала Валентина Матвиенко, напомнив про «синдром толпы». — Готовы ли мы подвергать наших детей такому риску? Считаю, что начавшуюся дискуссию в обществе на этот счёт надо продолжить — интерес к этой теме говорит о том, что она важная, что она волнует общество».

Зёрна на политическом поле

Желание политиков увести подростков с улиц вовсе не означает запрет на участие молодёжи в политической деятельности. Напротив, более тесное знакомство с политической повесткой могло бы помочь несовершеннолетним сформировать свои политические пристрастия и позиции к тому времени, когда они смогут участвовать в выборах, а ведь право голосовать сегодняшние старшеклассники получат через каких-нибудь два-три года. Поэтому важно не пускать дело на самотёк, считают некоторые политики, а предоставить ребятам возможность почувствовать себя причастными к управлению страной — в легальном поле.

«Наша фракция внесла законодательную инициативу о том, чтобы дать возможность голосовать с 16 лет хотя бы на уровне выборов в муниципальные органы власти и дать возможность шестнадцатилетним становиться кандидатами в органы местного самоуправления, — рассказывает член Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Василий Власов (ЛДПР). — Мне кажется, что молодежь на муниципальных выборах может себя активно проявить, что станет для многих первой ступенькой в политической карьере».

Будучи самым молодым депутатом Госдумы, Василий Власов стал также одним из авторов законопроекта о снижении возрастного ценза для членов политических партий, который будет рассматриваться в сентябре нижней палатой. По мнению парламентария, 16 лет — самый подходящий возраст для того, чтобы определиться с политическими пристрастиями и примкнуть к той или иной партии. «В 16-17 лет многие юноши и девушки уже имеют активную гражданскую позицию, хотят голосовать на выборах, работают в молодёжных организациях, — объяснил политик. — Но помогать политической партии они не могут, потому что для участия в митингах или, например, рейдах им должно исполниться 18 лет».

Депутат вспомнил о том, как сам вступил в молодежное крыло партии ЛДПР в 15 лет — на протяжении трех последующих лет ему приходилось получать разрешение от родителей для участия в любых партийных мероприятиях. Но главное не это, считает политик, а то, что вступление в партию даст молодёжи возможность почувствовать свою сопричастность к серьёзной организации, снабдит необходимыми знаниями в области политики, государства и права. Кроме того, работа в условиях политической конкуренции понудит юношей и девушек повышать уровень самообразования, знакомиться с законодательством, читать юридическую литературу. Таким образом, к моменту получения электоральных прав молодёжь будет более подкованной в политической тематике, что позволит изменить к лучшему российскую политическую картину и заодно повысит явку на выборах.

«Времена меняются, меняются и люди — такие изменения мы видели на Пушкинской и Тверской, — полагает соавтор законопроекта, зампредседателя думского Комитета по образованию и науке Борис Чернышов. — Это молодёжь, которая стремится ворваться в политику, но не знает, как это сделать». По мнению народного избранника, депутаты Государственной Думы обязаны помочь ребятам официально принимать участие в деятельности политических партий, чтобы им не пришлось «скитаться от одного до другого «попа Гапона», которые будут вести их на баррикады».

«Сегодня молодежь другая — более активная, готовая участвовать в политической деятельности и предлагать своё видение и свой образ будущего, — считает депутат. — И если мы будем отталкивать их от ведущих партий, то сами окажемся ретроградами, а они пойдут туда, где все можно, даже если это будет «порядок хаоса».

Он уверен, что дать молодым людям настоящие возможности для самореализации могут только парламентские партии, идущие по конструктивному пути преобразований общественной и политической жизни страны. Конечно, у каждой партии есть молодёжные отделения, в которые можно вступать с подросткового возраста. Но многим молодым людям становится тесно в рамках подобных организаций, и они стремятся заняться более сложной и осмысленной деятельностью. «Им хочется участвовать в выборах и нести свои идеи в массы, — сказал Чернышов, сам в недавнем прошлом член молодёжной партийной организации. — И им нужно дать свободу и все возможные позиции для роста. Это те зерна, которые уже в ближайшем будущем станут колосками на российском политическом поле».

Не рановато ли?

Руководители молодёжных политических объединений к идее снижения возрастного ценза для вступления в партии относятся скептически. Так, по мнению председателя Координационного совета «Молодой Гвардии» «Единой России» Дениса Давыдова, политикам нужно бороться за голоса совершеннолетних избирателей, а не «замещать» уже сформировавшийся электорат более юным. «У нас полная юридическая ответственность по всем категориям наступает с 18 лет. В этом возрасте молодые люди идут в армию, могут жениться или открывать бизнес, — напоминает Давыдов. — Спрашивается, на каком основании нужно снижать возрастной ценз именно для вступления в партию? Если завтра кто-нибудь предложит разрешить голосовать с 14 лет, тогда встанет вопрос: а во сколько лет уходить в армию?»

Первый секретарь московского горкома комсомола Владимир Обуховский также считает, что вопрос о вступлении в политические партии нельзя «выдергивать из контекста» гражданско-правовых отношений, наступающих в связи с совершеннолетием. «У молодёжи есть стремление к созиданию и объединению, есть колоссальнейший и, к сожалению, недостаточно востребованный в нашей политической культуре потенциал, — отметил он. — Молодёжь хочет участвовать в партийных организациях, активно вступает в общественные объединения. Но если снижать правовой ценз до 16 лет, то нужно, чтобы и юридическая ответственность наступала в столь юном возрасте».

В свою очередь, председатель Социал-демократического союза молодёжи «Справедливая сила» Илья Свиридов убежден, что возможности для самореализации на политическом поприще у молодёжи есть и сейчас и для этого вовсе не обязательно вступать в партию. «У каждой политической партии есть молодёжное крыло, и для вступления в них нет жестких возрастных ограничений, — напоминает молодёжный лидер. — А для вступления в партию главное ограничение установлено избирательным законодательством — то, что право выбирать и быть избранным появляется у граждан по достижении 18 лет».

По его мнению, если человек кровно заинтересован в том, чтобы помогать партии и быть ее активным сторонником, невозможность вступить в нее не станет для него препятствием. Политикам же полезнее думать не об изменении электорального возраста, а о том, как привлекать на избирательные участки совершеннолетнюю молодежь, которая почти не ходит на выборы.

А вот замруководителя Всероссийской молодёжной организации ЛДПР Александр Митяев считает, что политическим организациям нужно «плотнее взаимодействовать с молодёжью», а парламентариям — корректировать законодательство, с тем чтобы комплекс прав и обязанностей наступал раньше. «Вступать в брак с определенными оговорками можно с 16 лет, можно и детей рожать в этом возрасте. В 16 лет молодые люди уже способны принимать ответственные решения, в том числе и в политических вопросах, — уверен он. — Многие страны уже пошли по пути «омоложения» политических партий, и нам также нужно менять нашу устаревшую систему».

В качестве примера успешного взаимодействия политиков с молодёжными группами Митяев указывает на Совет блогеров, образованный в весеннюю сессию в Госдуме.

А в доказательство своей позиции приводит статистику: почти две трети участников молодёжной организации ЛДПР (55-60 процентов) по достижении совершеннолетия вступают в партию. Не менее половины готовы сделать это хоть сейчас, но не позволяет возраст.

Политика — не игрушки

Все опрошенные эксперты сходятся во мнении, что политическим организациям необходимо активнее работать с молодёжью. Ведь молодёжные крылья партий не могут предоставить своим участникам возможности полноценно реализоваться в политике, и в результате молодые люди тянутся к официально незарегистрированным, более радикальным, иногда экстремистским политическим организациям.

«Подросткам нравится «движ» — всё, что вызывает эмоции, возможность делать что-то запрещённое, раздражающее взрослых, — напоминает Илья Свиридов. — Молодёжь идёт за тем, что дает драйв, адреналин. А вступление в официально зарегистрированные партии может им представляться делом скучным и не заслуживающим внимания».

«Молодежь выходит на улицы, чтобы словить «хайп» и потолкаться, — вторит ему Денис Давыдов. — А лидеры протеста потом «упаковывают» эти события в такую оболочку, будто бы протест помолодел». По мнению специалиста по молодёжной политике, тема вовлечения несовершеннолетних в протестную политическую активность несколько преувеличена. Во-первых, по меркам политических процессов и в масштабах страны на митинги несистемной оппозиции выходит очень мало людей, а во-вторых, для привлеченной через соцсети молодёжи участие в митингах скорее развлечение, нежели реализация политических установок.

За взвешенный и комплексный подход в работе с молодёжью выступил первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров. По мнению сенатора, юную поросль необходимо привлекать к политической деятельности через создание, укрепление и развитие молодёжных организаций, причём не только партийных, но и общественных. «У нас в Санкт-Петербурге активно работала школа юного юриста, — напоминил политик. — Юноши и девушки объединялись в профессиональную молодежную организацию, благодаря которой они могли встречаться с работниками правоохранительных органов, учеными-юристами, писателями-детективщиками. Такая работа была не только полезной, но и интересной, потому что дети выбирали будущую профессию, отбирали для себя полезную, важную и интересную информацию».

По словам Александрова, задачей развития таких организаций должны озаботиться все политические партии, а также исполнительные органы власти. Ведь активная работа с молодёжью не только снизит проблему протестной активности, но и послужит профилактике наркомании и пропаганде спорта и здорового образа жизни. «Дети жаждут знаний, — сказал сенатор. — И если мы не дадим им человеческую, добрую, хорошую информацию, то они сами найдут плохую и злую. Или кто-то им в этом поможет».

 

А КАК У НИХ

В большинстве государств мира возраст членства в политических партиях привязан к возрасту вступления в избирательные права. В западных странах в течение длительного времени действовал высокий возрастной ценз для участия в политической жизни — как правило, 21-23 года. Официальная трактовка этого ценза заключалась в том, что только по достижении указанного возраста гражданин в состоянии правильно понять и достойно оценить всю значимость своих действий, в том числе голосования на выборах, не только для себя самого, но и для всего общества.

Однако по мере роста влияния молодежных и студенческих движений, подкрепленного требованиями демократической общественности, в 1970-е годы многие страны пошли на снижение возрастного ценза до 18 лет: Великобритания и ФРГ — в 1970 году, США - в 1971-м, Франция — в 1974-м, Италия — в 1975 году и так далее. В настоящее время большинство развитых стран предоставляют гражданам право голоса с 18 лет. В то же время в Бразилии, Никарагуа и на Кубе право голоса предоставлено гражданам с 16 лет, в Иране — с 15, в Индонезии — с 17 лет. А граждане Турции весной 2017 года проголосовали на референдуме за поправки, которые в числе прочего снижают возрастной ценз для участия в парламентских выборах с 25 до 18 лет.

Фото Аланы Цховребовой, Сергея Сергеева/Пресс-служба ЦК КПРФ, Юрия Инякина,
с сайта spravedlivo.ru

Парламентская газета

 

 

Комментарии FACEBOOK
Комментарии ВКОНТАКТЕ