Дистанционное образование и наши дети

0

29 января 2021 г. прошел первый в истории групповой отчёт директоров районных школ. Всего перед муниципальным Советом отчитывались директора пяти школ:

№480 С.Бондарева, №498 Т.Гордзейко, №1270 В.Кинешова, №1468 С.Гончарова, №2104 В.Гусев. (В связи с тем, что директора Гусев и Кинешова относятся к группе 65+, школы №2104 и №1270 были представлены заместителями: Е. Казаковой И Е.Солнцевой).

УСЛОВИЯ

Основой для проведения отчёта стала норма закона г.Москвы №39: директора школ обязаны раз в год представлять информацию о работе образовательного учреждения перед советом районных депутатов ПО НЕОБХОДИМОСТИ. То-есть не обязательно каждый год, но если по работе школ появятся какие-либо вопросы.

По сути это была «спящая» норма, ею практически никогда не пользовались. Депутатам слушать скучный доклад с цифрами и статистикой ни к чему, а директорам и подавно неохота напрягаться с подготовкой отчётов и походами к депутатам.

Однако введенный в прошлом году коронавирусный «дистант» перевернул ситуацию. Родительские «массы» вплотную столкнулись со школьным образованием и вздрогнули. Многие впервые вблизи увидели, чему и как учат их детей в школах. Особенно поразила «МЭШ» (Московская Электронная Школа) — образовательный он-лайн винегрет с крайне сомнительным содержанием. В нем немало полезных примеров и заданий, но хватает и откровенной «клюквы». Лично видел примеры с ошибками, бредовые задания, безграмотные вопросы и прочее, что вызвало вопрос — а кого именно хотят вырастить из моих детей этим «МЭШ»ем? По заветам г-на Фурсенко, квалифицированных потребителей? Это вряд ли, получится только неквалифицированных. Родители осознали, что на ситуацию надо как-то влиять.

ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ

За время дистанта подняли голос десятки тысяч родителей, увидевшие опасность в плачевном «образовательном контенте». Но возникла и другая проблема: здоровье детей. Проводить по 6-8 часов в день перед компьютером вредно для зрения, осанки и психики. Есть официальное исследование НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «НМИЦ Здоровья детей» Минздрава РФ, которое прямо подтверждает реальный вред здоровью школьников. В «Медицинской газете» коллектив авторов во главе с профессором Владиславом Кучмой опубликовал исследование, что современная цифровая школа не располагает безопасными для здоровья технологиями он-лайн обучения.

Опубликованы шокирующие данные: более чем у 80% школьников проявились неблагополучные психические реакции в условиях дистанционного обучения. Почти 50% учащихся впадали в депрессивные состояния, хуже спали. В связи с увеличением времени на выполнение домашних заданий за компьютером или гаджетом — 68% стали меньше гулять, у 50% снизилась физическая активность. Легко адаптировались к дистанционному режиму лишь 13% школьников.

После публикации отчета профессор Кучма был внезапно уволен.

НОВАЯ ЦИФРОВАЯ ШКОЛА

В ноябре 2020 года было принято постановление Правительства России №2040 «О цифровой образовательной среде», которое четко указало принятый вектор: цифровизация и постепенный переход на дистанционные формы образования. Напомню, ЕГЭ в свое время тоже преподносился как эксперимент, но уже 20 лет он применяется повсеместно, хотя никаких итогов того эксперимента двадцатилетней давности никто не подводил.

Последнее новшество: с 1 января 2021 года изменены нормы СанПиН. Раньше и время, и количество уроков с ЭВМ (помните такой олдскульный термин?) ограничивалось.

Непрерывная длительность работы, связанной с фиксацией взора непосредственно на экране:

  • учащиеся 1 — 4 классов — 15 мин.;
  • учащиеся 5 — 7 классов — 20 мин.;
  • учащиеся 8 — 9 классов — 25 мин.;
  • учащиеся 10 — 11 классов — на первый час учебы — 30 мин., на второй — 20 мин.

Оптимальное количество занятий с использованием ПЭВМ в течение учебного дня:

  • учащиеся 1 — 4 классов — составляет 1 урок,
  • учащиеся 5 — 8 классов — 2 урока,
  • учащиеся 9 — 11 классов — 3 урока.

Теперь же в новой редакции СанПиНа НИКАКИХ ограничений по обучению детей перед монитором в нашей стране НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Можно делать комплексный вывод: с законодательной точки зрения все препятствия к установлению дистанционной школы устранены.

ДИСТАНТ — БОРЬБА С БЕСПЛАТНЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ?

Подобно зимне-весеннему удаленному образованию в 2020-м, в октябре-ноябре наших детей снова вернули на дистант. Говорили — на неделю-другую, но постоянно продлевали. Обеспокоенные родители начали внимательно разбираться, а какая у этого правовая база, каковы права детей и родителей, какие обязанности несут школы и власти. Подавались письма в разные органы, подписывались петиции, проходили встречи с депутатами (от ГосДумы и Мосгордумы, до муниципальных).

Как папа троих детей, я тоже выступаю за традиционную, очную форму образования в школах. Я понимаю, что есть коронавирус, и от него гибнут люди. Прошлой весной от коронавируса трагически, скоропостижно ушел из жизни мой брат Максим. Да, весной мы все были очень напуганы, врачи не понимали как бороться с болезнью, не было вакцины, не хватало мест в больницах.

Но введение поголовного дистанта осенью, тем более на столь длительные сроки, считаю мерой излишней. Есть серьезные исследования: дети болеют ковидом существенно меньше, последствия для них не столь опасны, как для взрослых и пожилых людей, переносят вирус они гораздо меньше, чем инфицированные взрослые. А самое главное — вводить дистант в школах в то время, когда свободно открыто метро, торговые центры, рестораны, кино и прочие городские развлечения — считаю откровенным лицемерием!

Если смотреть на ситуацию в комплексе, принимая во внимание все остальные решения федеральных властей, напрашивается вывод о серьёзной угрозе для наших детей. Эта угроза: под видом борьбы с вирусом осуществить подрыв фундаментальной системы бесплатного общего образования. Перевести на платные рельсы очное образование с сохранением бесплатного дистанционного.

РОДИТЕЛЬСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

Московские родители — люди образованные и умеют делать выводы. Образование это функция государства, а государство создано сообществом граждан, в том числе родителей.

В ноябре 2020 группа родителей Таганского района обратилась ко мне, как к главе муниципального округа, с петицией организовать отчет директоров школ, и послушать их компетентное мнение о дистанте и его последствиях. Петиция собрала 2 104 подписи (на тот момент) и еще порядка 500 подписей родители собрали «живых». (Ссылка). Как муниципальный депутат, я обязан прислушиваться к нуждам и требованиям моих избирателей.

Очередное заседание Совета депутатов было запланировано на 15 декабря, я вынес вопрос об отчёте директоров на него; заблаговременно пригласил директоров. Важный момент: из пяти директоров двое являются депутатами нашего районного парламента.

15 декабря состоялось заседание, однако ни один из приглашенных директоров на него не явился, даже депутаты-директора! У нас в Совете большинство принадлежит Единой России, коллеги из этой фракции объяснили неявку директоров тем, что подобный отчет должен быть утвержден на предыдущем заседании (хотя в законе такого требования нет).

Пришедшие на заседание Совета десятки родителей буквально вынудили депутатов от ЕР проголосовать за отчет директоров на следующем Совете, 29 января 2021 года.

29 января 2021 к заседанию все директора пришли заранее, С.Бондарева вообще в 16 часов. К 17.30 зал был полон родителей. Тем не менее Совет начался с 40-минутной задержкой из-за опоздания депутатов фракции ЕР. К этому моменту большинство родителей уже высказывали понятное недовольство.

Депутат и директор школы №480 С.Бондарева провела отчет в форме презентации о своей школе (файл отчета в муниципалитет не предоставлен, надеюсь добавлю позже). Отчет был «типовым»: у других директоров школ оказались аналогичные отчеты, но со своими цифрами. Ознакомиться с ними будет возможно на сайте муниципалитета (по предоставлении файлов директорами школ). С целью экономии времени Совет сразу перешел к обсуждению. Опишу наиболее важные, на мой взгляд, вопросы и ответы директоров на них.

УДАЛЕНКА И ЗАКОН

Первый вопрос задавал я, он был об ответственности директоров: понимают ли директора глубину своей личной ответственности за последствия для детей от введенного дистанта? И второй вопрос вытекал из первого: каким образом учитывалось мнение родителей при введении дистанта?

Поясню. Если смотреть на правовые документы, то в указе мэра о режиме повышенной готовности было написано буквально следующее: «С 19 октября 2020 г. по 1 ноября 2020 г. включительно обеспечивается для обучающихся 6 — 11 классов образовательных организаций, функции и полномочия учредителя которых осуществляют органы исполнительной власти города Москвы, реализация основных общеобразовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий В ПОРЯДКЕ, ОПРЕДЕЛЯЕМОМ АДМИНИСТРАЦИЕЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ.» (https://www.mos.ru/upload/documents/docs/100-YM.pdf)

То есть, каждая школа, каждый директор должны были выпустить специальный внутренний документ, регламентирующий ПОРЯДОК «электронного обучения» в их конкретной школе.

Министерство просвещения РФ даже выпустило специальные рекомендации для школ, довольно объемный документ, в котором подробно расписало возможные варианты «электронного обучения».

В этих рекомендациях также четко прописано, что каждая школа должна утвердить локальный акт о введении электронных форм обучения, причем «выбор родителями (законными представителями) обучающегося формы дистанционного обучения по образовательной программе начального общего, основного общего либо среднего общего образования, а также по дополнительным общеобразовательным программам подтверждается документально (наличие письменного заявления родителя(ей) (законного представителя)».

Из ответов директоров следовало, что все решения за них принимал Учредитель — Департамент образования, и никаких специальных локальных актов они не принимали. Но в ходе обсуждения они начали сомневаться, что может и принимали, что «они действовали точно в рамках закона», при этом все присутствовавшие родители единогласно заявили, что с них никто письменных заявлений о подтверждении не брал. Директор С.Бондарева заявила, что она принимала и локальный акт, и этот акт даже был утверждён на Управляющем совете школы, но у большинства присутствовавших сложилось впечатление о неуверенности директоров в данном вопросе. Закончили этот вопрос тем, что директора пообещали в будущем представить все свои документы об этом.

Хочу добавить, что я вхожу в управляющий совет школы №1270, и могу точно сказать, что никаких решений о дистанте на нем не рассматривали. Более того, когда я попытался поставить этот вопрос на заседании УС 23.12.20, который проходил в формате удаленной конференции по Zoom, конференция была резко оборвана организатором, то есть председателем Управляющего совета.

ДИРЕКТОРА ШКОЛ И РОДИТЕЛИ

Третий вопрос был о статистике заболеваемости учителей в разрезе трех последних лет. Этот вопрос имел следующую логику: если ковид так страшен для учителей, можно ли это подтвердить объективными данными, то есть статистикой? Есть информация о больничных листах за 2018, 2019 и 2020 год; можно ее сравнить (без фамилий и прочих персональных данных, только количество) со статистикой 2020, и сделать какой-то вывод. Причем часть учителей (начальная школа) все три периода будет неизменно в очном образовании, а часть (старшая школа) — в дистанте.

Увы, директора не предоставили информацию, и предложили обратиться в Минздрав, что абсурдно. Из этого можно сделать два вывода: либо они просто поленились найти статистику, либо статистка подтверждает мифичность особой опасности ковида для учителей в школах. Безусловно, учителя болеют, и есть даже невосполнимые утраты, но заразились ли они в школе, в транспорте или магазине — таких фактов установить невозможно.

Еще один вопрос был об оценке последствий дистанта для здоровья детей.

Директора ответили по-разному. Директор Т. Гордзейко заявила, что она не может сказать, что есть негативные последствия для здоровья детей. Директор С.Бондарева сообщила, что в её школе «нет случаев неприятных со здоровьем детей». Зам.директора школы Е.Казакова сказала, что в её школе ведется постоянный диалог с родителями, и они знают всех детей, которым нужна психологическая помощь (косвенно подтвердив, что проблема существует). Поскольку я считаю, что данный вопрос является самым главным во всей теме дистанта, я сделал вырезку из полной трансляции заседания, в которой от начала и до конца содержится обсуждение данного вопроса. По этому фрагменту вы можете сделать вывод об эмоциональном фоне хода заседания:

Еще одним вопросом была оценка директорами уровня образования на дистанте. Выступившие директора ответили цифрами ЕГЭ: у директора С. Гончаровой в 2020 году 5 100-балльных выпускников! И еще много медалистов. Директор Т. Гордзейко в ответ на вопрос об оценке уровня дистанционного образования для учеников школы №498 сообщила, что «две команды школы в дистанционном формате с марта по июль 2020 года принимали участие во Всероссийском конкурсе «Большая перемена», и один ребёнок попал в Артек на суперфинал и выиграл там миллион рублей! А другие дети из восьмого класса (я читала их работы) прорабатывали колонизацию Луны!».

Оценку уровня образования на дистанте не решился дать никто из директоров.

Отдельно родители спросили о «цифровых платформах», на которых учатся наши дети: МЭШ, «Учи.ру», Microsoft Teams и других. Кто их одобрил? Кто создаёт контент на них? Кто, в конце концов, ими владеет? Знают ли это директора школ?

Со слов Т.Горздейко, весь контент МЭШ разрабатывается учителями города Москвы, и модерируется несколькими экспертами. А для школ, учителя которых создают такой контент, правительство Москвы выделяет гранты, и её школа получает такие гранты. Также прозвучало, что Microsoft Teams — самая безопасная для детей платформа.

ТАК ОЧНОЕ ИЛИ ЗАОЧНОЕ?

Ещё прозвучал очень приземлённый вопрос, неожиданно вскрывший тайный пласт информации. У директоров спросили, почему в электронных дневниках детей во время дистанта стоит статус «пропуск» на всех уроках?

Директор Т.Гордзейко ответила, что всё просто: ученики же не присутствуют в школе, поэтому стоит пропуск. То есть что получается — родителям говорят, что дистант есть форма очного образования. А на деле получается — нет.

Если образование очное, то ответственность за детей во время его несёт школа. Но если школа в лице директоров, департамента образования, отказывается от ответственности (по сути перекладывая ее на родителей, которые во время учёбы детей по их логике должны быть дома и следить за детьми), то зачем называть такое образование очным, да ещё вводить его директивно без согласования с родителями? Зачем нам такое выполнение «социального обязательства государства», предусмотренного Конституцией РФ, которое по сути обнуляет образование? Фрагмент этого вопроса я также публикую.

На наше заседание приехал Николай Мишустин, который задал вопросы относительно сертификации электронных досок и норм СанПиН, но внятных ответов не прозвучало. Директора обещали в будущем представить сертификаты.

Одним из последних задали вопрос, как будет учитываться мнение родителей в соответствии законом «Об образовании в РФ» в случае перехода на дистанционное обучение? Ответила директор Т.Гордзейко — никак.

ПОДВЕДУ ИТОГ:

  • Я считаю, что очень правильно и хорошо, что образование из какой-то табуированной темы становится предметом детального общественного рассмотрения и обсуждения. Реформы в этой сфере, я имею в виду прежде всего ЕГЭ и укрупнение школ, и нынешняя цифровизация однозначно ведут к деградации института бесплатного образования в России. Кто этого не видит, тот слеп.
  • Я считаю, что правильно и хорошо, что мы пообщались с директорами, поняли их отношение к родителям и нашим детям, их приоритеты и оценки.
  • Я считаю, что нам всем, родителям, необходимо срочно, буквально вчера, сплачиваться в Советы родителей школ, которые предусмотрены законом «Об образовании в РФ» (как прекрасно, что эту норму ещё не успели исключить из закона депутаты «Единой России»!) и брать под свой тотальный контроль и Управляющие советы школ, и все локальные акты общеобразовательных учреждений.
  • Я готов, как многодетный отец, как юрист и муниципальный депутат оказать максимальную методическую и, в том числе, политическую поддержку родителям Москвы, их объединениям, чтобы установить максимальный родительский контроль за производимыми сверху изменениями в школах.

В качестве иллюстрации с другой стороны я добавляю в свой пост две ссылки на оценки прошедшего отчёта со стороны «отчитавшихся» директоров и депутатов от «Единой России» нашего Таганского района Светланы Бондаревой и Тамары Гордзейко.

И ещё. Чудовищно, что на заседании и директора и депутаты от Единой России вели себя агрессивно и порой откровенно по-хамски в отношении родителей. Выходки депутата Хуторного, который обрывал родителей, не давал им говорить и задавать вопросы заслуживают самого резкого порицания.

Столь серьёзные вопросы, как образование наших детей, не повод для политических игрищ, и если мы на нашем муниципальном, самом близком к людям уровне, не способны их даже выслушать, то чего удивляться массовым протестам, которые выплёскиваются на улицы.

Если власти сначала загоняют детей в откровенно неподготовленный «дистант», более чем на полгода «вытурив» их в интернет, даже не посоветовавшись с родителями (а если называть вещи своими именами, просто наплевав на их мнение), то есть ли у этих властей моральное право требовать от этих родителей, чтобы они убеждали своих детей «не реагировать на призывы к несанкционированным акциям в интернете»?

Вам также может понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.